anafema_device: (Default)
[personal profile] anafema_device
- 1 -

- Я уверен, - проговорил Флэксмен Лоу, знаменитый психолог, - Что в сфере тех явлений, которые мы называем сверхъестественным, правят проекции или продолжения законов физического мира.
- Вполне возможно, что это так, - ответил Нэрипс с подозрительным смирением, - Тем не менее, в особняке Коннор-Хаус мы столкнулись с загадками, которые не объяснить никакими законами природы. Даже не знаю, стоит ли мне рассказывать об этом, настолько все звучит невероятно и... абсурдно.
- Позвольте нам составить собственное мнение. – предложил Лоу.
- Говорят, - продолжил Нэрипс, поворачиваясь спиной к огню, - Что в этом доме обитает Сияющий Человек. В библиотеке часто замечали свет. Я сам видел как светились окна особняка. И в то же время, на полу и мебели лежит нетронутый толстый слой пыли.
- Вы можете предоставить убедительные доказательства, что Сияющий Человек существует?
- Могу, - коротко ответил Нэрипс. – Я лично видел его, после чего и послал вам письмо с просьбой приехать. Как-то раз я приехал в Коннор-Хаус после захода солнца. Войдя в дом, я стал подниматься по лестнице, как вдруг передо мной появилась высокая, сияющая фигура. Он стоял спиной ко мне, но от его позы – от поднятых плеч и склоненной набок головы – исходило ощущение такой жуткой враждебности, с какой я еще никогда не сталкивался. Я устремился прочь из дома и больше не осмеливался там появляться, поскольку обстоятельства таковы, что любой, осмелившийся нанести визит в Коннор-Хаус, нанесет также непоправимый ущерб своему рассудку.
- Действительно, ваш рассказ звучит абсурдно, - сказал Лоу, - Однако, вы ведь не все нам рассказали.
- Да, в этом доме произошла трагедия, но ничего в ней сверхъестественного нет и она никак не связана с Сияющим Человеком.

Нэрипс был весьма состоятельным молодым человеком. Почти все время он проводил за границей, но вышестоящий разговор происходил в месте, которое он считал своим домом, в охотничьем домике, стоящем на границе его охотничьих угодий – вересковых пустошей на западном побережье Шотландии. Небольшой дом был построен в сырой низине совсем недавно. Прямо за садовой оградой протекал ручей, где водились форели.
С возвышенности где вересковые пустоши тянулись дальше к Солуэй-Ферт, в ясную погоду можно было разглядеть даже темный конус Эйлса-Крейга – острова в заливе, горой вздымающегося из сверкающих волн. Но приезд Лоу был омрачен плохой погодой и из дома ничего не было видно, кроме небольшого участка влажной низины, излучины желтой, бурлящей речушки, за которой высилась горная гряда, чей мрачный контур был смазан нескончаемым дождем. Вечер выдался сырым и тоскливым. Часы уже пробили одиннадцать часов, когда Нэрипс завел разговор о Коннор-Хаусе, уютно устроившись вместе с гостями перед пострескивающим огнем камина.

- Коннор-Хаус стоит на гребне горы, возвышающейся напротив. Оттуда открывается один из лучших видов, какой только можно вообразить, и этот дом принадлежит мне. И в то же время, я вынужден ютиться в этой сырой дыре, лишь потому, что во всей округе не найти никого, кто согласился бы провести ночь в Конноре!

И тут же в разговор вступил третий гость, Салливан, который, кинув быстрый взгляд на Лоу, заявил, что такого человека запросто можно найти. Но уязвленный хозяин дома отнесся к словам Салливана как к намеренному вызову.
- Вы хотите поспорить со мной? – спросил гость и встал. Это был довольно высокий мужчина, темноволосый и хорошо выбритый. Многим его лицо показалось бы знакомым, особенно в сочетании с изумрудно-зеленой формой ирландской национальной команды игроков в рэгби. – Если это пари, то я собираюсь его выиграть. Спокойной ночи, увидимся утром.
- Это дело подходит скорее для Лоу, чем для вас, - ответил Нэрпис. – Но вы ведь не пойдете на самом деле?
- Еще как пойду!
- Не дурите, Джек! Лоу, скажите ему, что есть вещи, в которые людям лучше не лезть... – он резко оборвал себя.
- В которые людям лучше не лезть, - повторил Салливан, упрямо надевая кепи. – И требование отказаться от этого пари может считаться одним из таких!
Но Нэрипс проявлял странную настойчивость. – Лоу, да скажите же ему! Вы же знаете...
Флэксмен Лоу видел, что гордость ирландца взяла над ним верх. В то же время он не мог не заметить, насколько серьезен был Нэрипс.
- Салливан уже достаточно вырос, чтобы самому позаботиться о себе, - наконец сказал он со смехом. – Однако, если он не против, почему бы нам не прослушать вашу историю полностью?
Салливан на мгновение заколебался, а затем швырнул кэпи в угол.
- Не возражаю. – сказал он.
Стояла теплая ночь. В комнате открыли окно и с улицы доносился шум дождя.

- Ничто так не подчеркивает уединенность места, как бесконечный дождь. – начал рассказ Нэрипс. – Шум ливня всегда вызывает в моей памяти Коннор-Хаус. Дом стоял заброшенным более десяти лет. Его последним хозияном был сэр Джеймс Маккиан, оптовый торговец из Сьерра-Леоне. Получив титул баронета, сэр Джеймс вместе со своей очаровательной дочерью вернулись в Англию. Новоявленный баронет также привез с собой негра по имени Джейк, жизнь которого, по слухам, он спас когда-то в Африке. Почти два года все шло прекрасно, пока однажды сэр Джеймс не отправился в Эдинбург на несколько дней. И во время его отсутствия дочь внезапно скончалась, приняв избыточную дозу снотворного средства. Ее смерть оказалась сильным потрясением для отца. Он пытался забыться в путешествиях, но по возвращении домой погрузился в меланхолию, затем и вовсе потерял рассудок, попал в психиатрическую лечебницу, где и умер, спустя несколько месяцев.
- Ну что ж, я не против встретиться с девушкой, если она и правда была хорошенькая. – усмехнувшись заметил Салливан. – Однако, ничего сверхъестественного в этой истории нет.
- Конечно, - добавил Нэрипс, - Сплетни несколько приукрасили бесстрастное изложение событий. Говорят, что на дознании вскрылись ужасные подробности смерти мисс Маккиан и соседи впоследствии вспоминали, что уже довольно продолжительное время девушка выглядела несчастной и испуганной. Похоже, что она невзлюбила негра и умоляла отца отослать его прочь, но старик не желал ее слушать.
- И что стало с негром потом? – спросил Флэксмен Лоу.
- Сэр Джеймс выгнал его из дома после ссоры, в ходе которой он обвинил Джейка в том, что тот приложил руку к смерти его дочери. Негр поклялся отомстить, но, по правде сказать, сразу же после ссоры покинул дом и больше о нем ничего не слышали, поэтому мы можем сбросить негра со счетов. Вскоре после ссоры старый баронет сошел с ума, его нашли в совершенно беспомощном состоянии, лежащим на кушетке в библиотеке. – С этими словами Нэрипс подошел к онку и уставился в дождливую темноту. – Коннор-Хаус стоит на возвышенности напротив и та часть здания, в которой находится библиотека, хорошо проглядывается отсюда из-за деревьев. Сегодня же, однако, света нет.
Салливан громко засмеялся.
- А ваш сияющий человек? Надеюсь, мне повезет его встретить. Я склонен думать, что многим шотландским бродягам известно, где можно найти удобную драмовую ночлежку.
- Может и так, - терпеливо ответил Нэрипс, - Могу только сказать, что сам несколько раз приходил в библиотку на следующее утро после того, как в окнах горел свет, но никаких следов в пыли на полу не обнаруживалось.
- Скажите, этот свет появляется через регулярные промежутки времени? – спросил Лоу.
- Нет, никакой регулярности в его появлении нет, но чаще всего свет горит в дождливую погоду.
- А кто еще потерял рассудок в Коннор-Хаусе? – с любопытством спросил Салливан.
- Одним из них был простой бродяга. Наверное он с удобствами жил какое-то время на кухне, но затем забрел в библиотеку, которая его отвергла. Его нашли умирающим рядом с кушеткой сэра Джеймса, а на лице у него проступили зловещие черные пятна. Он был в слишком плохом состоянии, чтобы разговаривать, поэтому мы так и не узнали, что с ним случилось
- Вероятнее всего его лицо было просто грязным. Он промок под дождем, простудился, а затем тихо умер в Коннор-Хаусе от пневмонии или чего-то подобного, точно так же, как умерли бы и мы с вами в своих кроватях. – откомментировал Салливан.
- Последним, кто попытал счастья разобраться с призраками, - продолжал Нэрипс, не обращая внимания на реплику Салливана, - Был молодой человек по имени Боуи, племянник сэра Джеймса. Он учился в Эдинбургском университете и жаждал разгадать тайну. Я в то время был в отъезде, но мой посредник позволил ему провести ночь в Коннор-Хаусе. Когда на следующий день Боуи не объявился, слуги пошли проведать его. Его также нашли лежащим на кушетке и с тех пор он не произнес ни одного осмысленного слова.
-Это сущая... просто физический страх, воздействующий на перевозбужденный мозг! – презрительно подытожил Салливан. – А теперь я пойду. Дождь прекратился и я как раз доберусь до дома к полночи. Ждите меня на рассвете с рассказом о том, что я видел.
- Что вы собираетесь там делать? – спросил Флэксмен Лоу.
- Я проведу ночь в библиотеке на кушетке с привидениями. Зуб даю, что сумасшествие в семье сэра Джеймса передавалось по наследству. Отец, дочь и племянник, все разным образом доказали это. Бродяга, который вероятно провел в доме несколько дней, умер естественной смертью. Все, что нужно чтобы покончить с этими глупыми страшилками, это здоровый человек, который на личном опыте докажет их абсурдность.

Нэрипс был явно встревожен, хотя больше не пытался возражать. Но после ухода Салливана он беспокойно кружил по комнате, подходя время от времени к окну. Внезапно он воскликнул:
- Смотрите! Свет, о котором я говорил!
Лоу подошел к окну. Вдали, на противополжной гряде сквозь непроглядную тьму сочился слабый свет. Лоу поглядел на часы.
- Прошло чуть больше часа, как Салливан ушел. Будьте добры, Нэрипс, передайте мне том «Происхождение Человека» с полки позади вас. Нам ничего другого не остатеся делать, как коротать время в ожидании рассвета. Салливан вполне может постоять за себя сам – по крайней мере, в большинстве случаев.
- Дай Боже, чтобы за всем этим не крылось что-то страшное! – ответил Нэрипс. – Какого я свалял дурака, что рассказал сегодня про загадку Коннор-Хауса. Но ведь никто и не ожидал, что этот осел Джек решит, что я подначиваю его. Скорее бы ночь закончилась! Свет должен погаснуть часа через два.
Даже для Лоу ночь тянулась бесконечно. Но как только забрезжил рассвет, он сразу же отложил книгу, потянулся и сказал: - Теперь мы смело можем отправляться в Коннор-Хаус проверить Салливана.

Profile

anafema_device: (Default)
anafema_device

October 2014

S M T W T F S
   1 234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jun. 25th, 2017 03:35 pm
Powered by Dreamwidth Studios