anafema_device: (Emberella)
[personal profile] anafema_device
Найденный в недрах компьютера перевод:

Артур Рив

Ядовитое перо.
- 1 -
Получив срочное сообщение от Кеннеди, я тут же бросил работу и примчался домой. Кеннеди был занят сборами, небрежно закидывая вещи из шифонера в чемодан на кровати.

- Заходите, Вальтер, – закричал он, швыряя нераспакованный пакет со свежим бельем из прачечной. – Я достал ваш чемодан. За пять минут вы успеете уложить все необходимое. Мы должны попасть на шестичасовой поезд в Данбридж.

Он мог ничего больше не объяснять, одного названия этого старомодного и тихого городка в Коннектикуте было достаточно, чтобы я немедленно стал собираться. В последнее время все только и говорили о Данбридже, где произошло знаменитое Данбриджское отравление – жестокое убийство, жертвой которого пала очаровательная молодая актриса Вера Литтон.

- Сенатор Адриен Уиллард попросил меня расследовать этот случай, - доносился голос Кеннеди из соседней комнаты. – Уиллард верит, что подозреваемый в убийстве доктор Диксон стал жертвой обмана, или же дочь сенатора Альма стала, что в принципе одно и то же. И вот, сенатор позвонил мне и предложил назвать любую цену за раскрытие преступления. Вы готовы? Пойдемте, мы просто обязаны успеть на этот поезд.

После бешенной гонки по городу за отбывающим поездом, мы удобно устроились в купе для курящих, в котором кроме нас никого не было. Молчавший всю дорогу Кеннеди снова вернулся к нашему разговору.
- Итак, Уолтер, – начал он. – Мы с вами много читали об этом деле в газетах. Давайте, прежде чем мы прибудем на место, попробуем уложить всю информацию по полочкам.
- Вы когда нибудь бывали в Данбридже? – спросил я.
- Никогда. Что это за место?
- Чрезвычайно интересное. – ответил я. – Город, где встретились старая и современная Новая Англия. Сочетание старинного уклада жизни и новых фабрик, богатства и бедности. Но самое интересное в нем – колония жителей Нью-Йорка, как бы мне лучше ее назвать – литературно-артистично-музыкальный союз, наверное так.
- Да, - подытожил Кеннеди. – Я так и думал. Вера Литтон принадлежала к этой колонии. Очень одаренная девушка. Помните ее в Укрощении Строптивой в прошлом сезоне? Давайте обсудим, что нам известно.

- Итак, перед нами актриса с блестящим будущим, найденая ее подругой миссис Бонкур практически в бессознательном состоянии. Девушка билась в конвульсиях, рядом на полу лежала бутылочка с порошком от головной боли, а на туалетном столике стояла банка с нашатырем. Миссис Бонкур послала служанку за ближайшим врачом, которым оказался доктор Уотерворт. Тем временем она попыталась привести мисс Литтон в чувство, но безуспешно. Она почувствовала запах аммиака и затем попробовала порошок от головы на вкус, довольно глупый поступок с ее стороны, и ко времени прибытия доктора Уотерворта у него уже было две пациентки.
- Нет, - поправил его я. – только одна, потому что мисс Литтон уже умерла к его прибытию.
- Хорошо, пусть – одна. Он приехал и обнаружил, что миссис Бонкур стало плохо, служанка ничего не знает, а Вера Литтон уже умерла. Доктор так же почувствовал запах аммиака и тоже попробовал лекарство, самую крошечку, и затем у него опять стало два пациента – миссис Бонкур и он сам. Должно быть он пережил ужасные минуты. Нам обязательно надо его увидеть, не представляю, как ему удалось спасти и себя, и миссис Бонкур от отравления. Газеты пишут, что это был цианид, но мы должны сами в этом убедиться. Сдается мне, Уолтер, что газеты вывели новое правило для убийств с помощью ядов – если не знаете, чем отравили, то смело говорите, что это цианид.

Не дав Кеннеди времени посмаковать шутку, выражающей его мнение о газетах, я торопливо вернул разговор в прежнее русло: - Что вы скажете насчет записки от доктора Диксона?
- Ах, вот здесь то собака и зарыта – в этой записке от доктора Диксона. Смотрите, доктор Диксон, если меня правильно информировали, родом из аристократичной, но небогатой семьи. Известно, что будучи интерном в городском госпитале, он познакомился с Верой Литтон, которая только что развелась с художником Торстоном. Затем он переехал в Данбридж, где встретился и обручился с мисс Уиллард. Судя по газетным фотографиям, Уолтер, Альма Уиллард не менее красива, чем Вера Литтон, только в ином стиле. Вера решила провести весну и лето в Данбридже, в бунгало своей подруги романистки миссис Бонкур. Там-то все и произошло.

- Когда вы познакомитесь с Данбриджем поближе, как мне довелось его узнать в то лето, когда вы уехали за границу, – вставил я. – То сами все поймете. Здесь каждому до всего есть дело. Распространение слухов – основной род занятий в местном обществе и по выходу сплетен на душу населения этот город занимает рекордную прозицию. И тем не менее, нельзя сбрасывать со счетов найденную на месте преступления записку, Крейг. Фраза «Это излечит вашу головную боль. Д-р Диксон» написана почерком доктора, хотя сам он это отрицает. Эта записка является уликой против Диксона.
- Да, все верно, – охотно согласился Кеннеди, – Тем не менее, найдена она была в плохом состоянии. Бумажку скомкали и засунули в банку с нашатырем. О, газеты подробно изложили дело, но не смогли понять важность многих фактов, Уолтер. Мы должны сами во всем разобраться.

Первым делом по приезде мы навестили прокурора, чей офис находился рядом с железнодорожным вокзалом. Крейг телеграфировал ему о нашем прибытии и он любезно согласился встретиться, демонстрируя тем самым уважение, с каким Данбридж относился к сенатору Уилларду и всем, кто был с ним связан.
- Вас не затруднит показать нам записку найденную в бунгало миссис Бонкур? – попросил Крейг.
Прокурор, энергичный молодой человек, вытащил документ – смятый листок бумаги, который попытались расправить. На нем четкими, черными буквами было написана приведенная в газете фраза:
« Это вылечит вашу головную боль.
Д-р Диксон.»
- Почерк его? – спросил Кеннеди.
Прокурор вытащил несколько писем. – Боюсь, нам придется это признать. – ответил он неохотя, словно в глубине души ему было неприятно обвинять Диксона. – Мы располагаем образцами почерка доктора и ни один графолог не сможет отрицать его идентичность с запиской.
Прокурор, не дав никакого намека на содержимое писем, быстро спрятал их. Кеннеди тем временем внимательно изучал записку.
- Могу ли я забрать эту записку для дальнейших изучений, конечно на ваших условиях и на установленные вами сроки?
Прокурор кивнул. – Я с радостью сделаю все, что угодно, кроме противозаконного, чтобы помочь сенатору. – сказал он. – Но, с другой стороны, я здесь для того, чтобы выполнять свой долг перед штатом, кому бы это чего ни стоило.

Дом Уилларда находился в положении осады. Вооруженные камерами газетные репортеры из Бостона и Нью-Йорка раскинули лагеря около каждых ворот, страх, словно вражеская армия. Несмотря на то, что нас ждали, нам с некоторым трудом удалось проникнуть в дом, поскольку самые предприимчивые из газетчиков уже успели одурачить обитателей дома, выдав себя за должностных лиц и посланников от доктора Диксона.

Сенатор, вернее, бывший сенатор Уиллард встретил нас в библиотеке, а через минуту к нам присоединилась его дочь Альма. Высокая, как и ее отец, девушка держалась с достоинством и самообладанием. Но даже ее выдержка, приобретенная за двадцать два года обучения в суровых школах Новой Англии, не могла скрыть бледность, так по человечески проявившуюся на ее лице после всех бессонных ночей и беспокойных дней тянущихся с тех пор, как эта беда разрушила ее мирное существование. Но в то же время нас пленяла сила и решимость, которые нельзя было не заметить в ней. Любой, кто попытался бы перехитрить ее, поступил бы бесчестно. Такая мысль пришла мне в голову и позже я предупредил Кеннеди: –Если этот доктор Диксон действительно виновен, вы не имеете права скрывать этот факт от девушки. Все, кроме правды, лишь подчеркнет гнусность совершенного преступления.

Сенатор мрачно поприветствовал нас. Добрым предзнаменованием показалось мне то, как этот гордый человек, за которым стояли богатство, семья и традиции, выложил перед нами всю информацию, ради своей дочери. Было ясно, что в этой семье долг был превыше всего.

Когда мы, узнав дополнительные подробности дела, уже собирались уходить, к нам присоединился молодой человек по имени Хасли Пост. Он вежливо поклонился нам, но цель его визита была очевидна – он не сводил глаз с Альмы Уиллард.
- Это сын покойного Хасли Поста, владельца фирмы Пост и Вейнс, которая занимается обработкой серебра. Вы, должно быть, заметили их фабрику, когда проезжали по городу. – представил его сенатор. – Моя дочь знакома с ним с детства. Очень приятный молодой человек.

Позже мы узнали, что сенатор всеми силами пытался свести Альму с Хасли Постом, у девушки было свое мнение по этому поводу.
Пост подождал, пока Альма не удалится, прежде чем разгласить истинную цель своего визита. Шепотом, словно остерегаясь, что она может подслушать, он сообщил: - Говорят, что бывший муж Веры Литтон, художник Торстон, навещал ее незадолго до убийства.
Сенатор Уиллард наклонился вперед, словно ожидая, что прямо сейчас с Диксона будут сняты все обвинения. Никто из нас не был готов услышать следующее заявление.
- И ходят слухи, что он угрожал устроить скандал Диксону, поскольку пострадал из-за него. Я ничего об этом не знаю и я говорю вам это только потому, что вам следует знать о чем шепчутся в Данбридже.

Мы отделалась от репортеров, преследовавших нас, и направились в маленькое бунгало миссис Бонкур. Она чувствовала себя лучше, хотя ей еще нездоровилось. Миссис Бонкур приняла крошку лекарства, размером с булавочную головку, но даже такое количество чуть не привело ее к смерти.
- Были ли у мисс Литтон враги или люди, завидующие ей и ее профессиональным успехам? – спросил Крейг.
- Я бы никогда не сказала, что доктор Диксон был ее врагом. – уклончиво ответила она.
- Но что вы скажете про мистера Торстон? - быстро вставил Кеннеди. – Бывшие мужья редко испытывают дружеские чувства к своим супругам.

Несколько секунд она проницательно разглядывала его. – Это Хасли Пост вам рассказал. Никто больше не знал, что он был здесь. Но Хасли Пост дружил и с Верой, и с мистером Торстоном еще до того, как они разошлись. По стечению обстоятельств, он заглянул к ней в тот же день, что и мистер Торстон. Я даже передала Хасли письмо для Торстона, полученное после его ухода. Он был здесь утром того дня, когда Вера умерла и... и это все, что я могу рассказать о нем. Я не знаю почему он приезжал и куда отбыл.

- Вот чем мы займемся в первую очередь после того, как собрем все факты, - заметил Кеннеди, распрощавшись с миссис Бонкур. – Но следующим номером в нашей программе будет доктор Уотерворт.

Доктор все еще не вставал с постели. Пережитое приключение существенно подорвало ему здоровье. Он подтвердил почти всю инофрмацию, опубликованную в газетах, и без утайки поведал о подробностях отравления, которые не упоминались в статяьх.
- Так это правда про банку с нашатырем? – спросил Крейг.
- Да, - ответил доктор. – Она стояла на туалетном столике с засунутой в нее запиской, как и было написано в газетах.
- И вы понятия не имеете, почему она там стояла?
- Отчего же, у меня есть некоторые предположения. Пары аммиака являются противоядием от такого рода ядов.
- Но вряд ли Вера Литтон могла это знать. – возразил Крейг.
- Конечно же. Однако, она могла знать, что нашатырь помогает от дурноты, которую она должна была почувствовать после принятия порошка. Возможно, она подумала о углекислом аммонии. Каждый знает, что при обмороках и приступах дурноты надо нюхать нашатырь, даже если о цианидах им ничего не известно...
- Так это все же был цианид? – перебил его Крейг.
- Да, - медленно ответил доктор. Было заметно, что слишком близкое знакомство с вышеупомянутыми ядами до сих пор причиняли ему и телесные и душевные муки. – Я все вам расскажу, профессор Кеннеди. Когда меня вызвали к мисс Литтон, я обнаружил ее на кровати. Раздвинув ей челюсти, я почувствовал сладковатый запах синильной кислоты. Мне тут же стало ясно, какой именно яд она приняла и что ее смерть была практически моментальной. В это время из соседней комнаты донесся стон. Служанка сказала, что миссис Бонкур плохо себя чувствует. Я побежал в ту комнату и, несмотря на сопротивление миссис Бонкур, которая была не в себе от боли, мне удалось справиться с ней. Я повел ее в ванную комнату мимо комнаты мисс Литтон. На мой вопрос о том, что случилось, она ответила, что попробовала лекарство.
From:
Anonymous( )Anonymous This account has disabled anonymous posting.
OpenID( )OpenID You can comment on this post while signed in with an account from many other sites, once you have confirmed your email address. Sign in using OpenID.
User
Account name:
Password:
If you don't have an account you can create one now.
Subject:
HTML doesn't work in the subject.

Message:

 
Notice: This account is set to log the IP addresses of everyone who comments.
Links will be displayed as unclickable URLs to help prevent spam.

Profile

anafema_device: (Default)
anafema_device

October 2014

S M T W T F S
   1 234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 23rd, 2017 06:46 pm
Powered by Dreamwidth Studios