anafema_device: (Emberella)
[personal profile] anafema_device
Окончание


Когда Нэрипс и Лоу подъезжали к Коннор-Хаусу, снова пошел дождь. Экипаж поднимался в гору, здесь, на склоне деревья росли гуще. Крутой подъем выходил на террасу с домом. Несмотря на то, что современный дом из красного кирпича с красивыми фронтонами и двускатными крышами выглядел очень живописно, в сером утреннем свете он казался заброшенным и даже враждебным. Слева от дома был разбит сад, а справа терраса заканчивалась крутым обрывом триста футов глубиной. Внизу бурлил ручей, разлившийся от дождей. Они оставили лошадей около пустых конюшен, а сами поспешили к дому по дорожке, пролегающей прямо под окнами библиотеки. Нэрипс остановился под окном и прокричал: - Джек! Где вы? – Однако, ответа не последовало.
В мрачном, пустом холле стоял запах спертого воздуха. Начинающийся рассвет не мог разогнать сумрак и даже тишина, заполнившая дом, действовала на нервы. И снова Нэрипс позвал Салливана. Звук эхом прокатился по корридорам, сотрясая безмолвие. Ответа не было и Нэрипс ринулся в библиотеку.

Около библиотеки их окатила волна отвратительного запаха и в тот же самый момент они увидели Салливана, лежащего прямо на пороге комнаты. Он лежал неподвижно, скорчившись, как человек, испытывающий сильнейшую боль. Его лицо, белое, как мел, было искажено и резко выделялось на фоне темного пола. Лоу с Нэрипсом поспешили поднять лежащего и Лоу успел заметить большую мрачную комнату, на полу которой толстым слоем клубилась пыль. У него не было времени всматриваться, да и неописуемое зловоние было настолько невыносимым, что они поспешили вынесли Салливана на свежий воздух.
- Надо доставить его домой как можно скорее, - сказал Лоу, - Он в очень тяжелом состоянии.

Ирландец действительно был очень плох, но благодаря лечению Лоу и неустанному уходу, тяжелое физическое состояние улучшилось и через пару недель рассудок Салливана прояснился.
Когда Салливан пришел в себя, он подробно описал все, что случилось с ним в Коннор-Хаусе.

По его словам события развивались так. Добравшись до дома, он, стараясь производить как можно меньше шума, прошел в библиотеку прямо к кушетке сэра Джеймса, освещая себе путь спичками. Он лег на кушетку и сразу же почувствовал едкий привкус во рту, который объяснил себе пылью, поднятую им при ходьбе.
Сначала мысли его занимал приближающийся матч по рэгби со сборной Шотландии, к которому он уже начал тренироваться. Его по прежнему переполнял скептицизм и недоверие к словам Нэрипса. Дом казался необычайно пустынным и словно завернутым в тревожную тишину, придающую каждому его движению особую многозначительность. Спустя некоторое время им овладело чувство, что в комнате присутствует посторонний. Салливан сел и спокойно позвал - Кто здесь? Ощущение присутствия чужого было настолько сильным, что он был готов услышать ответ. Но никто не ответил. Тишина начала угнетать его, он чувствовал, что даже легчайший звук принес бы облегчение. Напряженное вслушивание породило в нем сильное желание сцепиться с каким-нибудь осязаемым противником.

Страх! Он, кто отрицал само существование причины этого страха, обнаружил себя дрожащим от необъяснимого ужаса.
Вскоре он почувствовал, что темнота над ним рассеивается. Слабый свет тихо струился откуда-то сверху. Подняв голову, он заметил на потолке бледное неровное пятно фосфоресцирующего света, которое постепенно становилось все ярче и ярче. Салливан не знал, сколько времени просидел на кушетке, подняв голову и разглядывая освещенное пятно. Казалось, что прошли годы. Затем он просто заговорил сам с собой. С огромным усилием он заставил себя отвести глаза от света и подняться на ноги. Фосфресцирующий свет имел зеленоватый оттенок и светил ярко, как луна. Но при каждом его движении пыль клубами поднималась в воздух и каким-то образом лишала его сил. Он сделал несколько шагов и остановился. На него навалилась тяжесть, подобная той, что одолевает нас в ночных кошмарах. Утомление усиливалось физическим отвращением, которое вызывал в нем отвратительный запах. Обессилев, он вернулся к кушетке.
Несколько секунд он не решался поглядеть вверх. Он говорит, что у него было ощущение, что кто-то наблюдает за ним сквозь светящееся пятно, словно через окно. Атмосфера над ним уплотнилась и обволокла вызывающим оцепение ужасом. Все его чувства восставали и изнемогали от усиливающегося запаха. Затем последовала стадия полудремы, которую он не осознавал, пока не понял, что опять уставился на светящееся пятно на потолке.

К этому времени яркость свечения начала уменьшаться. Темные области начали медленно проглядывать то тут, то там, пока не соединились вместе и не образовали выпирающее толстое, черное, злобное лицо. В следующую секунду Салливан осознал, что ужасное лицо медленно опускается все ниже, и ниже, пока весь свет не померк и не превратился в черную, сочащуюся массу, сформировавшуюся в огромную каплю над кушеткой, которая медленно двигалась вниз.
Салливан не мог даже пошевелиться, чтобы отклониться от капли. Кровь замерла в его жилах. Затем дикий страх и сильнейшее отвращение придали ему силы. Словно во сне он увидел, как его собственная рука, с яростью несколько раз ударила по приближающемуся лицо и он мог поклясться, что чувствовал легкое сопротивление и видел, как жирная, лоснящаяся кожа колыхается! Затем, с последним усилием он оторвал себя от кушетки и кинулся к двери, выбежал из библиотеки в красную пустоту... и дальше он ничего не помнит.

Все это Салливан рассказал после выздоровления. В то время, пока он лежал больной и не мог ничего рассказать о произошедшем, Флэксмен Лоу провел собственное расследование. Сперва он отправился в психиатрическую лечебницу, чтобы повидать Боуи. Но по прибытии в лечебницу выяснилось, что накануне ночью Боуи скончался. Утомленный помощник доктора показал Лоу тело Боуи. Несмотря на измождение, можно было замтетить, что при жизни он был человеком мощного телосложения. У него были хоть и жесткие, но благородные черты лица. Однако сейчас его лицо было обезображено выпуклыми обесчевенными пятнами, простирающимися от середины лба до правого заушья. Лоу спросил помощника, что тот может рассказать об этих пятнах.

- Это очень непонятный случай. Похоже, что именно от этого он и умер. Когда его доставили в лечебницу несколько месяцев назад, у него на лбу было маленькое черное пятно, которое стало быстро распространяться. Теперь такие пятна у него по всему телу. Мне кажется, что они носят характер раковых опухолей, часто развивающихся у болезненных особей после шока и умственного перенапряжения, подобных тому, что испытал Боуи ночью в Коннор-Хаусе. Первым результатом этого шока было слабоумие, затем развилась летаргия и в конце концов он впал в кому.

Пока доктор давал объяснения, Лоу склонился над мертвым телом и тщательно обследовал пятна на лице.
Наконец он спросил: - А не могут ли эти пятна быть результатом роста грибка, возможно родственного индийскому заболеванию, известному как мицетома?
- Может быть. Случай непонятный, но заболевание, как бы мы его не назвали, было в семье Боуи. Я уверен, что его дядя, сэр Джеймс Маккиан, имел совершенно такие же симптомы. Он также умер в этой лечебнице, но это случилось до меня. – ответил помощник.

После дальнейшего изучения тела Лоу отбыл и весь последующий день и другой провел за работой в комнате, которую предоставил ему Нэпрайс. Для работы ему потребовались стол, микроскоп и аппарат, регулирующий температуру и влажность, а также куртка, которую носил Салливан во время своей ночной вылазки в Коннор-Хаус. В конце третьего дня, когда Салливану стало лучше, Лоу в сопровождении Нэрипса нанес второй визит в Коннор-Хаус, во время которого он дал некоторые объяснения трагическим случаям, произошедших в этом месте. Отчет Салливана и пара октрытий, сделанных в доме, добавляют правдоподобности его заключениям.

Задолго до полудня Лоу с Нэрипсом подъехали к конюшням, где как и в прошлый раз оставили повозку. Было сухо, но пасмурно. Поднимаясь по дорожке, ведущей к дому, Лоу заглянул в окно библиотеки:
- Эта комната выглядит так, словно кто-то в ней живет.
- Почему? Почему вы так думаете? – нервно спросил Нэрипс.
- Трудно объяснить, но она производит такое впечатление. – Нэрипс мрачно покачал головой.
- Я это и сам заметил. Скорее бы Салливан поправился настолько, чтобы рассказать нам, что же он тут увидел. Что бы это ни было, оно чуть не привело его к смерти. Вряд ли нам удастся узнать что-нибудь более определенное.
- Кажется, что я смогу сделать кое-какие выводы, - ответил Лоу. – Но давайте пройдем в библиотеку и осмотрим ее, прежде чем продвинемся дальше в наших обсуждениях. Кстати, советую вам закрыть рот и нос носовым платком, прежде чем мы войдем в комнату.
Нэрипс, на которого события последних дней произвели огромное впечатление, пребывал в состоянии плохо контролируемого возбуждения.
- Почему, Лоу? Вы полагаете, что...
- Да, я уверен, что пыль в этом доме обладает ядовитыми свойствами. Салливан надышался этой пылью – и заболел.

Они прошли через холл в библиотеку. В доме по прежнему витал дух заброшенности. Мужчины остановились в дверях и заглянули в комнату. На полу и мебели лежал необыкновенно толстый слой зеленоватой пыли. Пыль на полу образовала небольшие наносы и кучки, но особенно много ее было на кушетке. А прямо над кушеткой они разглядели на потолке длинное, бесцветное пятно. Нэрипс указал на него:
- Видите? Это кровь и я могу поклясться, что с каждым годом пятно становится все больше и больше!
Он понизил голос и содрогнулся.
- Ага, именно этого я и ожидал, - ответил Флэксмен Лоу, с большим интересом разглядывающий пятно. – И теперь мне все понятно.
- Лоу, объясните мне, что вы имеете в виду? Вы ожидали увидеть кровавое пятно, которое растет с каждым годом? – Нэрипс оборвал себя и указал на кушетку. – Смотрите! По кушетке ходила кошка!
Лоу положил ему руку на плечо и ободряюще улыбнулся.
- Дружище! Это пятно на потолке образовано плесенью. А теперь давайте осторожно, чтобы не поднять пыль, подойдем к кушетке и осмотрим кошачьи следы, как вы их назвали.
Нэрипс осторожно приблизился к кушетке и мрачно осмотрел следы.
- Нет, они не похожи на следы животного. Это что-то сверхъестественное. Они похожи на капли дождя, но откуда они здесь, в этой плотно закупоренной комнате? И почему только на кушетке? Этого вы объяснить не сможете, верно? И вряд ли вы ожидали увидеть что-то подобное.
- Ну, смотрите сами. – ответил Лоу. – Еще в прошлый раз я заметил, что пыли слишком много даже для такого запущенного места. Обратите внимание на ее зеленоватый оттенок и чрезвычайную тонкую структуру. Пыль такого рода можно найти в созревших грибах-дождевиках, она состоит из мельчайших спор. Изучив куртку Салливана я обнаружил на ней эту тончайшую пыль, а на спине и верхней части рукавов были несколько липких капель, соотвествующих этим так называемым дождевым каплям. Исходя из их расположения я заключил, что они упали сверху. Из пыли, вернее из спор, которые я нашел на куртке Салливана, мне удалось культивировать как минимум четыре вида грибков, три из которых встречаются в Африке. Четвертый же вид, насколько я могу судить, еще не изучен и его можно отнести к группе бледных поганок.
- Но эти капли, что они такое? По моему, они образуются из этого ужасного пятна.
- Да, они капают из пятна и их продуцируют те самые неизученные грибки, про которые я вам только что рассказал. Они очень быстро развиваются и так же быстро разлагаются после созревания, превращаясь в отвратительно пахнущую темную слизь, наполненную спорами, которая затем стекает вниз. Со временем слизь высыхает в пыль, состоящую из спор.
- Я не слишком хорошо во всем этом разбираюсь, - с сомнением проговорил Нэрипс, - но вижу, что вы разбираетесь более чем достаточно. Однако, что вы скажете про свет? Вы сами его видели вчера ночью.
- Оказывается африканские грибки способны фосфорецировать, причем не только при разложении, но и в процессе роста. Появление света, судя по всему, зависит от климатических и атмосферных условий.
- Но, - запротестовал Нэрипс, - предположим, что все, проведшие ночь в Коннор-Хаусе, отравились грибком. Однако Салливану удалось сохранить рассудок и избежать смерти, в то время как все остальные полностью потеряли разум.
Лоу мрачно посмотрел.
- Друг мой, вы настолько возбудимый и суеверный человек, что я даже не знаю, стоит ли подвергать ваши нервы дальнейшим испытаниям.
- Нет, нет, продолжайте!
- Меня смущают две причины. Одну я уже привел, а вторая заключается в том, что мне придется говорить странные и неприятные вещи, часть из которых являются доказанными фактами, а другая часть всего лишь более-менее обоснованными предположениями. К фактам относится то, грибки могут как вызывать, так и оказывать сильное влияние на течение заболевания. В истории известны случаи, когда ядовитая плесень изменяла судьбу целых народов. Исходя из сделанных нами открытий и состояния тела Боуи, я могу сделать единственный вывод, что безымянный грибок обладает необыкновенно болезнетворной природой и с разрушительной скоростью воздействует сквозь кожу на мозг, постепенно проникая во все остальные части тела и приводя в конечном счете к смерти. В случае Салливана капля слизи, к счастью, попала только на его одежду, но не коснулась кожи.
- Погодите, Лоу, но как сюда попали эти грибки? И как нам очистить дом от них? Честное слово, одних этих открытий достаточно, чтобы рехнуться. Что мы будем делать дальше?
- Первым делом нам надо подняться наверх и осмотреть пол в комнате, расположенной над этим пятном.
- Боюсь, что мы не сможем этого сделать. Комнату над библиотекой разделили на две части, оставив посередине примерно два – три фута пустого пространства. – сказал Нэрпис. – Наверное, там хотели сделать чулан, но не думаю, что им когда-либо пользовались.
- Тогда давайте осмотрим чулан, ведь в него можно каким-то образом попасть.
Нэрипс повел Лоу на второй этаж. Но на верхней площадке он резко остановился и отпрянул назад.
- Смотрите! Вы видите свет? – он схватил Лоу за руку.
На стенах вокруг них заплясал призрачный свет, словно отброшенный вращаюшимся зеркалом, но тут же погас, прежде чем они успели увериться, что видят его.
- Покажите мне, где стояла сияющая фигура? – попросил Лоу.
Нэрпис указал на темную стену.
- Точно здесь, перед этим промежутком между двумя дверями. Вы знаете, сейчас мне кажется, что в деревянной панеле должна быть дверца. По моему, этот чулан собирались использовать для проветривания.
Нэрипс ощупал панель и обнаружил маленькую металлическую ручку. Он повернул ее и верхняя часть панели открылась, как ставень, показывая узкое темное пространство позади. Нэрипс просунул голову в отверстие, вглядываясь в темноту, но тут же отпрянул назад, с изумленным возгласом.
- Сияющий Человек! – закричал он. – Он там!
Флэксмен Лоу с любопытством заглянул внутрь через его плечо и затем с силой отодрал нижнюю часть панели. Внутри, на расстоянии вытянутой руки стояла светящаяся фигура. Высокий мужчина стоял спиной к выходу, склонившись к левой стороне чулана, и был покрыт с ног до головы слабо светящейся белой плесенью.
Фигура не двигалась. Тогда Лоу натянул перчатку и, потянувшись внутрь, прикоснулся к голове мужчины. На пальцах осталась белая масса, а на очищенном участке показался клок кучерявых негроидных волос.
- О, Господи, Лоу, что вы об этом думаете? – спросил Нэрипс. – Должно быть это тело Джейка. Но что это за светящееся вещество?
Лоу подошел к онку и внимательно изучил белую массу.
- Грибок, - наконец сделал он заключение. – Похожий на плесень, поражающей обычных комнатных мух. Наверняка вы видели покрытых белой плесенью мертвых мух между оконными рамами. Что-то подобное произошло и здесь.
- Но какая связь между Джейком и грибком? И как он попал сюда?
- Мы можем только догадываться. – ответил Лоу. – Едва ли можно сомневаться, что многие сокровенные тайны природы, скрытые от нас, хорошо известны различным африканским племенам. Возможно, что негр хранил при себе споры этого смертоносного грибка, но мы никогда не узнаем как или почему он ими воспользовался.
- Что он здесь делает? – продолжал спрашивать Нэрипс.
- Как я уже сказал, мы можем только догадываться. Я полагаю, что этот чулан служил своего рода убежищем для негра, где никто не мог его побеспокоить. Судя по состоянию его тела, он культивировал здесь этот грибок. Подобное занятие никоим образом нельзя считать безопасным, особенно в таком душном и тесном пространстве, как это. Очевидно, что случайным образом или нет, он сам заразился грибком. Со временем грибок полностью покрыл его тело, как вы сами видите. Изучению этого колдовского грибка, - задумчиво проговорил Лоу, - я собираюсь посвятить свое будущее, в связи с чем уже приступил к организации экспедиции в глубь Африки.
- Теперь осталось только выяснить, как очистить дом от этой мерзости. Боюсь, что единственным спасением будет сжечь его дотла. – заметил Нэрипс.
Лоу, полностью погрузившийся в свои размышления, ответил рассеяно: - Боюсь, что да.

Нэрипс больше ничего не сказал и только спустя два дня Лоу вспомнил его слова, когда получил по почте конверт, надписанный почерком Нэрипса. Внутри лежала газета с отмеченной заметкой:

«Вынуждены сообщить, что Коннор-Хаус, собственность Томаса Нэрипса, эсквайера из Коннор Лодж, была полностью разрушена пожаром прошлой ночью. С сожалением добавляем, что понесеннный убытки значительны, поскольку недвижимость не была застрахована.»

Date: 2011-03-06 04:41 pm (UTC)
nechaman: (Default)
From: [personal profile] nechaman
Крутой скат - может быть крутой подъем, или крутой склон?

Date: 2011-03-06 07:52 pm (UTC)
From: [identity profile] anafema-device.livejournal.com
Ага, спасибо, вечером поредактирую. Подъем лучше звучит ).

Date: 2011-03-06 08:33 pm (UTC)
nechaman: (Default)
From: [personal profile] nechaman
Все равно страсти, оказывается. Хоть и не мистические.

Date: 2011-03-06 06:13 pm (UTC)
From: [identity profile] arvenundomiel.livejournal.com
Спасибо!
Мне понравилось. То, что пыль будет играть какую-то роль в заболеваниях, догадаться легко, но вот про споры - неожиданно. Я думала, что будет банальный фосфор. Интересно вот только: с точки зрения медицины и биологии - это реальность или вымсел?

Date: 2011-03-06 07:57 pm (UTC)
From: [identity profile] anafema-device.livejournal.com
Пожалуйста ). Поизучаю другие произведения этих авторов.

Насчет грибка - меня смущает скорость процесса. Возможно ли за одну ночь получить такие сильные повреждения? Понятно, что заразиться можно очень быстро, но сколько времени потребуется для развития грибка в организме, кто знает? Потом, на Салливана не попала слизь со спорами, это его и спасло. Но ведь при вдыхании спор вместе с пылью, споры проникают в верхние дыхательные пути и там им создаются отличные условия для прорастания, куда лучше, чем на сухой коже.

И еще меня смутил один момент. Все отмечают отвратительное зловоние, так, наверное, первым дело тот же Салливан должен был попытаться открыть окна, ну и осматривающие комнату неужели не замечали пятно на потолке?

Profile

anafema_device: (Default)
anafema_device

October 2014

S M T W T F S
   1 234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 19th, 2017 06:10 pm
Powered by Dreamwidth Studios